воскресенье, 2 февраля 2014 г.

Роды, творческие муки и кесарево сечение

Случился у меня с подругой разговор про сложности восприятия кесарева сечения как исхода родов. (Вот спасибо ей, что она есть, а то бы так и пребывала в блаженном неведении).
 Для меня тема вхождения человека в белый свет очень волнующая и насущная, вот уже девять лет. Больная тема.
И подруга задала такой вопрос: "Оля ,а почему больная тема? Потому что не получается до конца принять ,что и такой исход как КС существует?"
Думала, как ответить - два месяца.



В силу привычки я поняла сперва этот вопрос буквально и именно про исход реальных родов для себя.
Еще идя к первым родам, зеленой первородкой, и даже наслушавшись про ужасы родов, и про удобства и комфорт кесарева по заказу - я интуитивно не готова была принять такой исход и все, что искала в поддержку себе - книги Лены и Бориса Никитиных, Фредерика Лебойе, Дика Рид, Марты и Уильяма Сирс - вся популярная литература говорила о том, что это исход крайнего случая. Кесарево  -  да, великое достижение хирургии, когда речь идет о жизни и смерти матери и ребенка.

Поэтому я хорошо потрудилась, чтобы прийти к вагинальным родам. И несмотря на все противопоказания, и до родов, и во время, я родила.  И впервые увидела отчетливо (впервые в жизни), что я приложила усилия для достижения жизненно-важного результата и мир ответил мне взаимностью.

С тех пор прошло уже больше девяти лет, я выучилась и начала работать консультантом по грудному вскармливанию, и прошла через вторые беременность и роды. И все больше информации в науке. подтверждает то мое первичное ощущение.
Проживание родов для человека и для женщины - это незаменимый и важный опыт.

То есть, да, мне сложно допустить и принять такой способ появления на свет моих детей, и мне сложно принять это и потому, что я сама люблю рожать. И недополучить из родов этого момента выхода ребенка, сразу после момента "пристрелите меня" - мне жаль.
Я боюсь такого исхода!

Так! А вот откуда тут страх? Если это для меня вопрос решенный - откуда страх? И страх чего именно?
И я села и попыталась сосредоточиться на том, как я представляю кесарево сечение в отношении себя.

Ну и такая концентрация ума помогла.
Я боюсь. Возможно потому, что я этого страстно хочу?
Как часто дети бегут к маме жаловаться, что другой ребенок кричит. А за этим стоит вопрос: а можно так делать? А мне можно так сделать? Иногда жалоба - это просто просьба разрешить действие, на которое жалуется ребенок (подробности - в книгах Эды Ле Шан)
И вот боясь кесарева, я словно сама себя вопрошаю - а можно, ну можно я рожу через кесарево?!
И внутри совершенно спокойное и ровное - нет, не хочешь. Подумай - а ты о каких родах говоришь сейчас?

И вдруг! Матушки мои! Да конечно о творческих! Не о детях своих я думаю живых, человеках, а о детях своих творческих!
И вот в отношении их - я жажду "кесарева", просто мечтаю и вполне осознанно.
Сколько раз я думала, что да, я бы поработала активно, если возникнет такая материальная необходимость. Вот прижмет жизнь - и я начну пахать и творить.
То есть все ждала стимула извне, стимуляции своих творческих родов. А затем - и обезболивания родовых мук.
Ведь, чтобы написать-родить диссертацию, нужно связываться с институтами, думать над темой, выбирать руководителя, писать (о боже! - а это самое мучительное! - вот сейчас - мне ужасно трудно изложить такие ясные ощущения стройно), а потом редактировать, резать по живому, откидывая важное, но не имеющего отношения к теме, искать время, делать выбор между детьми нашими с мужем и детьми творческими.
Или начать консультировать на форуме, или писать, или вести радиопередачу - это все связано с трудом "начать  и делать", а потом  - с опасениями - а как это воспримут.
Вот, напишу про щекотливую тему - и получу страшную для меня, гневную или обиженную реакцию. И так далее.

Конечно, при таком раскладе - хочется не самой "вынашивать" ребенка своего творчества, а дождаться, пока мне позовут, пригласят, по головке погладят, в позвоночник моего творчества, в ось сознания вколят "вкусных таблеточек" и все свершится само.
А если кто моих детей обидит - то придет воспитатель и  защитит их  от нападок.
А я где? - я ни при чем! Я ни я, и мысля не моя! Сижу в просветлении и рожаю великое, сама того не ведая.
Бывает такое? Нет!
И вот в отношении родов живых, реальных - я это очень четко понимаю и осознаю. В этом отношении внутри мирно и гармонично.
А в отношении родов творческих - я страстно мечтаю о "кесаревом", придумываю себе "показания", оправдания и так далее.

И вот метафора замены родовых мук кесаревым сечением начала раскручиваться.
Это Наги, а не Змей Кундалини, но так я представляю своего Кундалини.
Когда я представляю себе эпидуральное обезболивание - то представляю себе укол в нижний отдел позвоночника.
В отдел, где кроется описанная древними сила Кундалини, сила свернутой кольцом змеи мудрости. Сила либидо. Сила моего устремления к божественному началу, к Абсолютному, которая и находит свое выражение в творчестве.


И конечно - пробуждение этой силы, взаимодействие в ней - это работа, сложная, кропотливая, повседневная. Разве не хочется ее обезболить?
Скушать яблочко познания, волшебную таблетку от смерти и все.
"Адам и Ева" Лукаса Кранаха Старшего


Ассоциация вторая. Шов на животе. Разрез на животе.

И как только я подумала про это, нашелся ответ на вопрос, который мучил меня несколько месяцев.
Я полнею - и особенно выраженные жировые отложения - на животе. Валик, как раз там, где был бы разрез операции кесарева сечения. И вот, этот валик я ощущаю часто как чужеродное. Задену бедром что-то холодное, чужое (кстати, как змея, не нагретая солнцем) - и не сразу понимаю - что это. А это мой собственный, родной живот!
Живот! Жизнь! Как чужое, онемевшее, холодное.
Я словно сама от своих мыслей о кесареве над моими творческими силами загораживаюсь. Посылаю сама себе двойное послание:
1. Вот бы "упала, очнулась, диссертация"
2. Ты что - рожай сама, это же прекрасно, ты же знаешь, не дам!

Ну, вы все прекрасно знаете, как замечательно, когда дети получают двойные послания от родителей.
 Меня же это открытие очень ободрило. Я вдруг стала меньше бояться за судьбу своих детей-творений.
Причем,  я совершено спокойно понимаю, что наши дети - это отдельные личности, люди, у которых своя жизнь, и я их окружение до поры, до времени.
А в отношении творчества - мешала гордыня! Своих живых детей я не воспринимаю, как часть себя, не боюсь, что глядя на них, будут судить обо мне. (Есть, есть немного, но не остро и второстепенно).
А в отношении творчества - я этой отдельности  не вижу, вижу только то, что это часть меня!
Ага!
Так просто я не могу их родить в полном смысле этого слова - дать выйти из себя, перерезать отпульсирующую пуповину! И жду, что их из меня вырежут!
Ну и балда!!!

А это еще от чего? Оттого, что я забыла - что автор своих детей-творений - не только я!
Вот она - гордыня!
Мы! Всегда есть "МЫ"!
Я - только соавтор.