среда, 10 сентября 2014 г.

Как стать человеком: Воспитание Пиноккио А. Г. Данилина

Воспитание кого? Пиноккио. То есть - кто подвергается испытанию? Пиноккио.
Воспитание кем? чем? - Пиноккио. То есть - с помощью чего воспитываем?  С помощью образа Пиноккио.


страшная картинка из страшно интересной сказки


Александр Данилин выпустил книгу под названием "Воспитание Пиноккио: Уроки самостоятельного мышления" , а также сделал цикл радиопередач  на "Радио России" . Суть тренинга в том, чтобы помочь родителям, читая с детьми сказку Карло Коллоди, научиться и научить думать, размышлять и делать выводы.



Пиноккио когда-то я читала, и помню, что было скучно - может оттого, что не по возрасту. Поэтому книжку купила из уважения к автору. Оказалось, что все куда интереснее, когда читаешь книгу с настоящим Взрослым человеком. 

Для начала автор проводит параллели между идеей книги Коллоди - стать человеком, и идеей книги А. Толстого  - добыть ключик от волшебного райского светлого театра. Что дает повод поразмышлять о результатах, о питательной среде, которую создают книги для идеалов общества.

Потом тоже стало скучновато, мол, это я уже знаю, с этим вообще не согласна. А ведь еще книга усеяна вариантами того, как можно поговорить с ребенком по поводу прочитанного. И называются эти предложения не иначе, как "назидания". Ужас!
И еще начинаются с обращения "Милый Лева!" - как-то старорежимно и манерно.
Одним словом, книга проследовала на полку в библиотеке и я чуть не упустила очень важное и интересное чтение.
Хорошо, что моя добросовестность победила и побудила меня продолжить. Видать,Сверчок в моей душе не дремал.


 Началось все на самом интересном - встреча Пиноккио с мертвой девочкой-феей с лазурно-голубыми волосами и восков-бледным лицом.
 Тут, конечно, есть повод рассказать родителям, как важно уметь говорить с детьми о смерти и уходе близких людей.
Затем - сцена с кроликами-гробовщиками 

Illustrations from "Le avventure di Pinocchio, storia di un burattino", Carlo Collodi, Bemporad & figlio, Firenze 1902 (Drawings and engravings by Carlo Chiostri, and A. Bongini)


Мысль-подарок о том, что все, что может спасти от смерти, пусть даже от маленькой (как расставание?), оказывается горьким.

Иногда, когда читаешь эту книгу, такое чувство, что какой-то дворник с лопатой ходит, и сковыривает смерзшуюся грязь, или кто-то протирает очень запыленные окна, и вдруг пробивается луч света, свежая мысль. Словно кто-то отодрал залипшие на масляной краске рамы и впустил свежий весенний воздух.
Замыленные мысли становятся свежими, привычные установки поворачиваются новыми гранями, о существовании которых и не подозревал доселе. 


В книгу инкрустированы имена психологов, важные психологические понятия, замечательные назидания, игры-фантазии с детьми (да и со взрослыми) - одним словом - это кладезь знаний для повышения родительских и общечеловеческих компетенций.

Да-да! Назидания вдруг превратились из нудных в замечательные. Я явственно представила, что ведь именно так мы и обсуждаем книги, когда читаем вместе с детьми. И что интонация может и должна быть не нудной и морализаторской, но теплой, доверительной и приглашающей к ответу.

Впрочем, если вы послушаете голос автора книги в записях - то поймете, о чем это я.
Передачу можно скачать в архиве сайта http://audio.serebniti.ru/records/Pinocchio1  и слушать на плеере или прочих гаджетах.



P.S. В поисках картинки с мертвой Феей, я нашла интересную статью М. Чернышёвой «Книга сквозь книгу: „Приключения Пиноккио“ — „Золотой ключик, или Приключения Буратино“» http://sovpadenie.com/teksty/buratina1
Автор наблюдает параллели между двумя произведениями.
У Коллоди, по мнению автора статьи - мечты о счастье приземленные (кусок хлеба и стаканчик винца), труд и работа - идут сквозной темой, а Фея - настолько морализаторша и зануда, что А. Толстой слегка высмеял эти черты, утрировав их в образе Мальвины.
М. Чернышёва отмечает ( в полном согласии с наблюдениями А. Данилина), что в сказке А. Толстого ушел мотив труда, зарабатывания хлеба. Нет жесткости, смерти, потусторонних страхов. Труд как наказание в сказке про Буратино - невозможен, так как это несовместимо с детством-игрой.
То есть текст "Золотого ключика", как история поиска счастья - бесконечного театра, игры, где нет труда и работы - схожим образом оценивается и А. Данилиным, и М. Чернышевой. Только оценку этому факту исследователи дают разную.
В книге А. Г. Данилина, можно увидеть, как пагубна для читателя установка "Золотого ключика", как важно встречаться со страхами,, что такое вообще образ смерти для человека. Что желание, чтобы все было, а за это ничего не было - это шаг к "тепловой смерти".